Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031




Суббота, 19.08.2017, 18:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Мой сайт
Главная | Регистрация | Вход
Часть III "Двуликий бог Янус (греч. Иоанн)"


Какие же причины могли привести никейского императора Ватаца-Батаца-Батыя-Бата в Русь? Попробуем их найти.

В 1237 году (предположительно апреле), вероятно, узнав о решении Асеня болгарского (отказ от союза с Батацем), папа римский требует, чтобы никейский император присоединился к римской церкви, последний отказывается. Осознавая угрозу крестового похода против Никеи (а папы, как мы знаем, были большими любителями этих крестовых походов), оставшись без союзника-болгарина, Батац должен был искать где-то подкрепление.

Логично предположить, что за помощью император отправился к подданным единоверцам - русским князям.

Ведь, приняв крещение в 988 году, Русь признала духовное главенство Византии, т.е. так или иначе русские князья были вассалами Византийского кесаря.

Гумилев так описывал ситуацию:

«На Руси считалось, что существует лишь один царь – Василевс в Константинополе. В Русской земле правили князья – самостоятельные властители, но вторые лица в иерархии государственности. После взятия крестоносцами Константинополя (1204) и крушения власти византийских императоров, титулом «Царь» на Руси стали величать ханов Золотой Орды».

Орды, как государства, в 1237 году ещё просто не было (а "золотая", как выяснилось, была только в фантазиях Карамзина), но кого-то же в тот период считали и даже называли царём. А на этот титул, как мы уже выяснили, вполне мог претендовать никейский император Батац, хотя мы его знаем именно как "императора".

О том, что принятие христианства было шагом, закрепившим политический союз, говорит и то, что Владимир в крещении принял имя Василий, в честь правившего византийского монарха. Кроме того, этот союз был скреплён браком Владимира-Василия и византийской царевны Анны.

Сам по себе такой способ закрепления союза между двумя государствами не единичен в истории (Ягайло, великий князь Литовский, Русский и Жемойтский в 1386 году женился на Ядвиге, объеднив Польшу в королевство и приняв католичество). Правда, государство могло сменить союзника и религию, но Русь религию не меняла, значит, формально этот союз в 1237 году действовал.

Как и любой политический союз, союз Руси с Византией обязывал обе стороны оказывать помощь в случае необходимости. А необходимость у никейского императора была: прежде всего, он хотел вернуть Константинополь - столицу Империи, а для этого ему были нужны войска и обеспечение.

О том же говорит и Новгородская летопись: «придоша иноплеменьници, глаголемии Татарове, на землю Рязаньскую, множьство бещисла, акы прузи; и первое пришедше и сташа о Нузлѣ, и взяша ю, и сташа станомь ту. И оттолѣ послаша послы своя, жену чародѣицю и два мужа с нею, къ княземъ рязаньскымъ, просяче у нихъ десятины во всемь: и в людехъ, и въ князехъ, и въ конихъ, во всякомь десятое.»

Можно, конечно, расценить это как требование дани, но брать дань князьями, а не деньгами, согласитесь, как-то уж совсем странно, а вот в понятие «военная помощь» всё вышеизложенное укладывается. А "жена-чародеица" пригодится нам позднее, когда будем рассматривать религию этих самых "татар"...

Кроме того, женитьба рязанского княжича на царевне Евпраксии) тоже говорит о том, что политический союз Никеи (или одного из византийских царских родов) и хотя бы одного из княжеств Руси существовал.

Сейчас судить о причинах, побудивших русских князей отказать никейскому императору, достаточно сложно. (В статье "Евпраксия Рязанская" я попыталась разобраться в ситуации.) Возможно, что русских князей смутила "слабость" Никеи, возможно, казалось спорным то, что Никея был наследником Византии, а, может, намечающийся раскол христианства сыграл свою роль, но, согласно Новгородской летописи, действовали они следующим образом:

«Князи же Рязаньстии Гюрги, Инъгворовъ братъ, Олегъ, Романъ Инъгоровичь, и Муромьскы /л.121об./ и Проньскыи, не въпустяче къ градомъ, выѣхаша противу имъ на Воронажь. И рекоша имъ князи: «олна насъ всѣхъ не будеть, тоже все то ваше будеть». И оттолѣ пустиша ихъ къ Юрью въ Володимирь, и оттолѣ пустиша о Нухлѣ Татары въ Воронажи.»

Лично мне не понятно, как можно было "свободно пропустить" врага вглубь своей территории... Да и на что рассчитывали русские князья, отказывая в помощи никейскому императору, мы врядли когда-либо узнаем...

Результаты военных действий Татар на территории Руси хорошо известны. Справедливости ради признаем, что не все князья Руси отказались признавать союз: например, Александр Ярославович (Невский) предпочёл «мир ссоре», о чём, похоже, впоследствии не жалел (кроме Новгорода, в котором его власть, благодаря «игу» упрочилась, он получил Владимир и даже Киев), да и Данила Галицкий, отчаявшись получить вожделённый Киев с помощью латинян, тоже признал власть Татар.

Интересно, что отказ Батыя продвигаться в сторону территорий будущей Великой Литвы и существующего Новгорода историки мотивируют «весенней распутицей» в марте 1238 года: «Татара, взяв Торжек марта 15, весь сожгли, людей иных побили, иных в плен взяли, а за ушедшими гнались Селигерскою дорогою даже до Игнача креста, посекая люди, яко траву. И токмо за 100 верст не дошед Новаграда, возвратились, понеже стало быть тепло, боялись междо так многих рек, озер и болот далее идти» (В. Н. Татищев). Новгородская летопись переносит дату захвата Торжка на 5 марта.

Гипотезу Татищева легко опровергает тот общеизвестный факт, что Ледовое побоище происходило в 1242 г. 5 апреля по старому стилю. Если лёд в начале апреля был настолько прочен, что выдерживал вооружённые дружины, то распутица в начале марта под Новгородом просто невозможна.

Вероятнее всего, что Батый и его полководцы просто не собирались идти на Новгород. Равно как и на Полоцк, Новогрудок и Туров, равно как и другие города, вошедшие в состав государства «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское»(ВКЛ).

О причинах, по которым византийский император выбрал другое направление движения, а также об Орде поговорим отдельно.

Приведу карту (сразу принесу извинения за существенные «неточности» в северной части), для того, чтобы можно было по ней рассмотреть подробности передвижений никейского императора.

Продолжим изучать источники:

«В 1241 г. умер Асень. Его сын Коломан I Асень (1241—1246) утвердил мир с Ватацем.

Он пригласил к себе для переговоров Феодора Ангела и задержал его у себя, выступив в 1242 г. в поход против Фессалоники.

Ватац взял крепость Рентину и опустошил окрестности Фессалоники. Одновременно к Фессалонике прибыл и флот Ватаца. Но осада не состоялась. Из Пиг от сына Ватаца Феодора Ласкариса было получено известие, что монголы разгромили турецкие войска. …. Перед своим уходом он отправил к Иоанну его отца Феодора, потребовав от правителя Фессалоники отказа от императорского титула и признания суверенитета никейского императора. Иоанн принял условия ультиматума Ватаца и получил титул деспота.

Разбитый монголами турецкий султан предлагал союз Ватацу. Ватац встретился с султаном на Меандре. Союз был заключен. Но монголы, сделав султана своим данником, как и правителя Трапезундской империи, на время остановили свое продвижение на запад, отправившись на Багдад» (История Византии)

Дальше информация источников несколько отличается, но сводится к тому, что к 1246 году:

«Он (Батац) захватил огромные территории в Северной Фракии, в Южной и Средней Македонии. Под его властью оказались Адрианополь, Просек, Цепена, Штип, Стенимах, Вельбужд, Скопле, Велес, Пелагония, Серры. Мельник сдала добровольно болгарская знать в обмен на хрисовул Ватаца, утвердившего права и привилегии города.

В пределы Никейской империи на западе входила теперь и Веррия.» (История Византии);

«Иоанн Ватац переправился с войском на европейский берег и в несколько месяцев отнял у Болгарии все завоеванные Асенем II македонские и фракийские области. Не остановившись на этом, Ватац прошел дальше к Солуни, где царила полнейшая разруха, и в 1246 году без труда овладел этим городом. Солунское государство прекратило свое существование. В следующем году Ватацем были завоеваны некоторые фракийские города, принадлежавшие Латинской империи и приблизившие Никейского императора к Константинополю. Эпирский деспотат был приведен в зависимость от его власти. Соперников у Ватаца в его стремлении к берегам Босфора более не было.» (Васильев «История Византийской империи»).

При сравнении дат, указываемых в источниках, хорошо прослеживается тенденция – если действует непосредственно Иоанн Батац со своей армией, то Батый лично ни в каких военных действиях не участвует и наоборот, если мы читаем о завоеваниях Батыя, то в этот период никейский император «берёт отпуск», а «трудятся» исключительно его военачальники.

В Европе ордам Батыя, после тотальных разгромов крестоносцев, реально может противостоять только мощное войско никейского императора, но даже в 1242 году им «удаётся» не встретиться на территории Болгарии.

Если предположить, что Батый и Батац - два разных человека, можно допустить, что у них просто не было необходимости в личной встрече. Тогда получается, что они были по одну сторону "баррикад". Но, всё же странно, что два великих воителя ведут войны в Европе в одно и то же время, и никаких следов в истории об их несомненно общей цели.

Немного о войсках византийских императоров.

Википедия:

«Византийские легковооружённые лучники и метатели дротиков использовали тактику, сходную с тактикой славянских воинов. В бою их поддерживала тяжёлая пехота. Лучшим тактическим построением считалось такое, в котором тяжёлая конница располагалась в центре, а легковооружённые конные лучники — на флангах.

Со временем в результате длительных войн с арабским миром конные лучники были постепенно сменены конными копьеносцами. В VII—VIII вв. стандартное построение выглядело следующим образом: в центре располагалась пехота, позади пехоты — тяжёлая конница, на флангах — лёгкая конница. Во время боя тяжёлая конница выдвигалась вперёд через разрывы в рядах пехоты. Собственные части конных лучников просуществовали до IX века и были сменены впоследствии наёмниками из числа тюркоязычных кочевников.

Наёмники, по мнению византийцев, были более надёжны и менее подвержены бунтам и мятежам. Часть этих воинов оставалась служить в войсках империи на постоянной основе, другие только временно служили императорским войскам. Наём иностранных воинов заключалось с санкций центрального правительства. Наёмники служили, главным образом, в центральных войсках. Аланы поставляли Византии высококвалифицированных легковооружённых конных стрелков. Часть из них была поселена во Фракии в 1301 году. Албанцы служили, главным образом, в кавалерии и воевали на пограничье под командованием своих собственных командиров. Армяне, грузины и болгары также составляли определённый процент наёмных и союзных вспомогательных сил. Менее значительную, но заметную роль играли также бургундцы, каталонцы и критяне. Большую роль в византийских войсках вплоть до начала XIV века играли половецкие (куманские) воины, воевавшие в качестве конных лучников.

Тем не менее, большинство легковооружённых всадников составляли наёмники из числа тюркоязычных кочевников, имевших собственную военную организацию. С середины XI века большинство наёмников в лёгкой коннице составляли печенеги. Многие из них служили в провинциальных войсках. Их основным оружием был лук. Также печенеги сражались дротиками, саблями, копьями, и небольшими топорами. Также они имели арканы для стаскивания противника из сёдел. В бою воина прикрывал небольшой круглый щит. Богатые воины носили доспехи пластинчатой конструкции.

Помимо печенегов, в византийской лёгкой коннице служили также сельджуки. Их оружием были луки, дротики, мечи, арканы. Большинство воинов не носило доспехов. Богатые и знатные воины носили пластинчатые доспехи, были у сельджуков и кольчуги. Основной защитой простого воина был небольшой круглый щит.»

Как мы видим, византийские императоры регулярно и охотно пользовались услугами наёмников. Не был исключением и Батац. Собственная армия никейского императора не могла быть большой, но он умел привлекать союзников. Рискну допустить, что именно этим качеством Батаца и объясняется «неисчислимость» полчищ Батыя.

Читать дальше Часть IV "Поскреби татарина"   

Вернуться назад Часть II "Цесарю цесарево"                                                                                                  


Copyright MyCorp © 2017